Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Фигура последнего пилотажа

Фигура последнего пилотажа 5 года 5 мес. назад #13

  • admingerman
  • admingerman аватар
  • Вне сайта
  • Администратор
  • Сообщений: 57
  • Спасибо получено: 36
Предупреждаю, что рассказ - быль, очень тяжёлый и если нервы шалят — не читайте. Ничего не потеряете. Зачем пишу? Зачем хорошим и весёлым людям хочу испортить настроение? Отвечаю! Твёрдо убеждён, что хороший и весёлый человек, простите, ещё не совсем человек, а так — его оболочка, биологическая субстанция. И проявляется в ней человек только в минуту опасности, в мгновения, угрожающие его жизни.
Только в этот миг раскрывается содержание оболочки и мы поражаемся высотой взлёта одного и глубиной падения другого. Говорим о первом «Человек» с большой, а для второго даже маленькой буквы жалко, так и уйдёт из жизни «…еловеком». Вот такова точка зрения автора.
А теперь, кто принял решение читать дальше, нужно обратиться к одной фотографии из моего архива. На ней запечатлён лучший бомбардировщик моего времени ТУ-16. Усилиями людей, носивших и носящих погоны с голубым просветом, а также не носящих погон, но для которых Россия — родной дом и менять его они не собираются, вознесён этот самолёт на пьедестал Славы. В яростном стремлении взлететь, застыл он у проходной военного городка. Сохранили, сберегли для идущих за нами, оставили память. Не такой он немножко.
Сняты двигатели, демонтировано оборудование. Нет пушек. А их у него было, дай бог. Целых семь штук. Первая 32-х миллиметровая, из которой стрелял командир корабля, пристроилась в самом носу, внизу, справа. Далее, спаренные турели из двух 20-ти мм. у штурмана — оператора, у радиста, и у командира огневых установок, в самом хвосте. Но для нашего рассказа пушки не нужны. Нам важно уяснить механизм катапультирования членов экипажа, чтобы понять дальнейший ход событий.
Начнём с носа. Там, обычно уткнувшись лицом в тубус радиолокационного прицела, сидит штурман. Это — местный Сусанин и дальний «родственник» матроса Железняка, который «шёл на Одессу, а вышел к Херсону.» Правда, время изменилось и сегодня они, изредка, но молотят бомбами по колхозным курятникам, делая кур заиками. Но об этом не сейчас. Под креслом штурмана люк, который он сбрасывает при катапультировании. Повторяю, люк просто сбрасывается, раскрываются замки и он, ПОД СВОЕЙ ТЯЖЕСТЬЮ, падает вниз. Просто и надёжно.
Такая же схема катапультирования вниз у второго штурмана и стрелков. За первым штурманом, рядом друг с другом, сидят лётчики. Это те люди, которые «рулят» самолётом и совершают ошибки при посадке. У них всё одинаковое, кроме звёздочек на погонах и окладов. На левом сиденье сидит командир корабля. У него звёздочек побольше, он командир. А командир сказал: Люмень!» — значит никаких алюминиев. Второй же пилот — помощник командира или, по научному, правый лётчик. Ну, а «основная задача правого — не мешать левому». Вот эти ребята катапультируются вверх
Заряд в пиропатроне огромный, ведь сиденье с человеком надо перебросить через высоченный киль. Люки, для катапультирования, у них над головами и отстреливаются принудительно. Катапультироваться можно только по приказу командира корабля. По моему всё. Теперь должно быть понятно всё, произошедшее впоследствии.
Бомбардировщик ТУ-16, возвращавшийся к себе домой на Украину с маршрута, только что прошёл над Минском на высоте 12000 метров. Подходил к концу многочасовой полёт. Ремни сиденья давили на плечи, затекли руки и ноги. Усталость , тяжёлым грузом, навалилась на всех. Молчит командир, вспоминает ссору с женой перед полётом. Из ничего, на ровном месте была создана проблема. И понеслось и поехало, Чуть не до развода. Молчит командир, молчат и члены экипажа. Самолёт идёт на автопилоте, ровный гул двигателей убаюкивает, гипнотизирует сознание. Кто из водителей засыпал за рулём в длительной поездке, знает, как медленно и незаметно гаснет сознание, притупляется бдительность.
Небольшой крен самолёта на левое крыло не вызвал беспокойства, самолёт мгновенно выровнялся, но тут же стал валиться вправо, слегка разворачивая нос против часовой стрелки. Командир бросил взгляд на приборную доску и оцепенел. Скорость! Потеряли скорость! А самолёт, слегка покачиваясь с крыла на крыло и убыстряя вращение влево, входил в плоский штопор. Лётчик — истребитель улыбнётся и скажет: » Ну, и что? Мелочи жизни!» Может и мелочи, но весовые категории разные и разный опыт выхода. У одного — он в крови, у другого — только в голове, теоретический.
Многотонная махина бомбардировщика, медленно вращаясь вокруг собственной оси, кленовым листом, сорванным с ветки, начала своё движение к земле. Рулём поворота и форсажным режимом левого двигателя, командир пытается остановить вращение и опустить нос самолёта. Бесполезно, вращение вокруг собственной оси в горизонтальной плоскости, только ускоряется. Стрелка высотомера стремительно приближается к отметке 4 000 метров. Взгляд на землю. Внизу колхозное поле. Хоть в этом повезло, сами живы останемся и никого внизу не убьём. Следует команда стрелкам: «Катапультироваться!»
Два кресла с 18 –летними ребятами рванулись вниз, опережая падающий самолёт. « Ещё раз попробую! Фарсаж обоим двигателям, закрылки полностью. Последний раз, не получится — все покинем самолёт : « - мелькнула мысль у командира. Резкий хлопок и туман в кабине отвлекли внимание. Повернул голову вправо — ни сиденья, ни помощника нет на месте.
Вверху зияет дыра от сброшенного люка, в которую воздушный поток вытягивает всё незакреплённое. А ведь лётчики должны катапультироваться после штурманов, иначе их люки не сбросятся из-за разности давлений. Их сейчас кувалдой не выбьешь, В верхний люк с парашютом не вылезешь. «Всё! А я ходил, выбивал ему квартиру»,- горькая улыбка навечно осталась на лице лётчика.
Командир мог повторить «подвиг» своего помощника и катапультироваться, оставив в самолёте двоих человек. Ну, демобилизовали бы, без пенсии. А может не демобилизовали. Зато, жив был бы точно. Мог катапультироваться, но даже попытки не сделал! До последней минуты боролся.
Победил плоский штопор.
Они так и остались сидеть на своих местах. Удар о землю был чудовищный. Самолёт превратился в груду металлолома, а кости скелета в муку. Но ремни сиденья выдержали удар и продолжали удерживать людей в их естественном состоянии. Я никогда не думал, что наша кожа такая прочная, кости в муку, а на ней ни царапины.
Правый лётчик и два молоденьких солдата, с разбившегося бомбардировщика, пару дней питались в нашей столовой.
Неприятно было смотреть на этого человека, оплатившего своё дальнейшее существование, смертью трёх человек. А ведь, не сигани эта мразь - остались бы все живы.
После этой катастрофы, заводские бригады, выехав в части, сделали доработку на всех ТУ-16. Люк любого члена экипажа мог сбросить только командир корабля.

Автор Алексей Хромов
Последнее редактирование: 5 года 5 мес. назад от admingerman.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Фигура последнего пилотажа 5 года 5 мес. назад #22

  • Pilot
  • Pilot аватар
  • Вне сайта
  • Новый участник
  • Сообщений: 4
  • Спасибо получено: 1
Опять этот Хромов. Где он выдумывает эти истории. Прямо сам сидел в этой кабине. Ну скажи дорогой где ты нашёл на Ту-16 форсажи? А ты знаешь что Ту-16 дрожит перед сваливание как осиновый лист? Его конечно можно свалить доведя дело до "подхвата", но это уже игра рудами и штурвалом. Вот к примеру Алексеев в Рязани выключил два двигателя, но они сели на грунт в поле и все живы. Спроси у Саши Селезнёва он на правой чашке сидел.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.226 секунд
Работает на Kunena форум