Сборник стихов М.Яценко

 

Жара


Жара - все градусов за тридцать.
Стоит в разгаре летний день.
Сейчас бы в пруд какой спуститься,
И лечь потом в большую тень.


Прикрыть бы голову панамой,
Очки на нос, пивко в бокал.
И чтоб хорошую программу
Приёмник тихо напевал.


Но нам покой лишь только снится,
Мы проверяем ПВО:
Прикрыта плотно ли Столица,
От Руста, Хруста, Бельмондо?


В жару такую груз не нужен,
Ракету сняли, слил что мог,
На ВПП налили лужи,
Чтоб нам и Бог и Чёрт помог.


Разжёг форсаж вслед за ведущим,
Под штангой скрылась полоса,
Колёса всё о стыки бьются,
Земля, твоя где кривизна?!


Сейчас окончится бетонка,
И за хвостом взметнётся пыль:
Штурвал в ушную перепонку
Упёрся словно в рельс костыль.


Какими нежными словами
Читал молитву наизусть:
Взлечу - обеими руками
Потом за всё перекрещусь!


И вот отрыв. Всё на уборку.
Сглотнул. Утёр холодный пот.
Соблазны все отправил к Чёрту,
Наш продолжается полёт.


Нам не найти такой преграды,
Чтоб на заданье не уйти.
Жара, мороз - приказ из штаба -
И вот мы к цели на пути.


Под кино - фотопулемёты
Подставил разные бока.
Теперь задал другим работу,
Теперь другим потеть пора.


Пусть им отчёты, снимки, схемы,
А мы домой, домой, домой.
Эх, было б завтра воскресенье,
Эх, в пруд нырнуть бы с головой.


Налить в бокалы пиво с пеной
(Киосе прибыль принеся)
И растянуть в блаженстве тело,
В тени огромного куста…
Но только завтра постановка,
Потом прыжки, покос травы.
Жара. Жара без остановки.
Июль не может без жары.


Мачулищи. Вторник 14 июля 1992 года.
Ту-22. Боевой листок № 47   Яценко М.В.


PS. Киося - был штурманом на самолёте Ту-22. После увольнения организовал продажу пива в Мачулищах.

«Кстати о взлёте Ту-22 с последних плит полосы. В 1992 году летали мы на проверку ПВО Москвы. Взлетали в самую жару с максимальной заправкой. Сразу после взлёта у меня родилось стихотворение, которое я записал на наколенном планшете, а после посадки выпустил в Боевом листке.»

 

 

Нас не отыщешь в Красной книге


Нас не отыщешь в 'Красной книге'
И в 'Белой книге' не найдешь.
Чьи-то подлые интриги
Нас подло бросили под нож.
И мы, покорные Присяге,
Хотя судьбу свою клянем,
Взлетевши - здесь уже не сядем,
Крылом любимой не качнем.

Мы что-то большее теряем,
Чем просто улетает полк.
Полки как люди умирают,
Когда приходит скорбный срок,
Когда огромные машины,
В последний раз рванулись в высь:
И плачут взрослые мужчины
Слезами горькими как жизнь.

Уходим мы, навек оставив
Частицу главную души.
Достойны были ратной славы,
В чести защитники страны.
Потом враги друзьями стали,
Потом врагами стали мы.
Уходим мы, навек оставив
Частицу главную души.

Нас похоронная команда,
Уже давно за Волгой ждет.
И никогда нас не обманут
Слова, что дальше жизнь идет.
Не жить, не жить нам в новом месте,
И не качать крылом с тобой.
Мы оставляем наше сердце,
Любовь и жизнь,
Мечту и боль.

М. Яценко

Мачулищи. Вторник 14 июня 1994 года.

Боевой листок № 64.

 

 

 

Но так важна, важна посадка

 

Как в нашей жизни важен взлёт!

Разбег, отрыв и за мечтами

Рвануть туда, за горизонт

Преграды грудью раздвигая.

Достичь предельной высоты,

Чтоб и до звёзд достать рукою

И, взяв у Солнца теплоты,

Наполнить полные ладони.

 

Как в жизни важен нам полёт!

Полёт души, мечты, фантазий,

Когда вдруг сердце запоёт

И рвётся из груди толчками,

Когда все ладятся дела,

Когда ты делаешь открытья...

Когда любовь найдёт тебя

То Журавлём, а то Жар-птицей.

 

А если жизнь пошла в закат

То так важна, важна посадка

Так, как сажал Ту-22

На ВПП касаньем мягким.

И на стоянке ждёт семья,

Твой круг друзей, родные лица

И понимаешь жил не зря:

Во внуках жизнь твоя продлится.

 

Москва, 2017

Яценко М.В.

 

Памяти
Володи Шипилова

  

Всё реже строй. Уходят люди.
И их уже не возвратить.
И память Вечная им будет,
Пока мы только будем жить.
Пока при встрече и без оной,
Не скажем тихо: 'Помянём'
И вот они тихонько в доме,
К плечу касаются плечом.
И вот: Вы помните, как было?
Как это бЫло и былО,
Как ввысь машина уходила
Бросая землю под крыло,
Как был нелёгкий труд в кабине
И пониманье с полуслов,
Как мы совместное творили -
Не знаю что - меж облаков.
Как были неразлучны души,
Когда единая судьба.
И были мы друг друга лучше,
Как самолёт Ту-22.
Всё реже строй. Всё реже встречи.
Всё дальше, что не возвратить.
И Память.
Память будет Вечной,
Пока мы только будем жить.


Гвардии подполковник Яценко М.В.
Командир 3 АЭ 121 гв.ТБАП

 

Памяти Сенякина
Сергея Георгиевича


Умрёшь - уходит тело в землю,
Душа взлетает в небеса.
И остаётся боль на сердце.
Тех, кто любил и знал тебя.

Потом затянет время раны,
Утихнет боль, как жар костра.
И остаётся только память.
Тех, кто любил и знал тебя.

И будет встреч друзей и близких,
Ещё тянуться череда.
И будешь ты в кругу не лишним.
Тех, кто любил и знал тебя.

И я хочу, чтоб очень долго,
Не каждый день, хоть иногда,
Но вспоминали как сегодня.
Те, кто любил и знал тебя.


Гвардии подполковник Яценко М.В.
Командир 3 АЭ 121 гв.ТБАП  Мачулищи

 

Прости нас, Белорусская земля!

Не слышен больше бравый рёв турбин,
Не ждут сегодня из полёта дома.
Растаял в небе синем взлётный дым,
И запахи, и пыль аэродрома.

Прости нас, Белорусская земля,
Не мы тебя с Россией разлучили.
Мы как Россию берегли тебя,
И как Россию мы тебя любили.

В последний раз мы в небо поднялись,
Хотя не по своей вине уходим.
И под крылом осталась наша жизнь,
И запахи, и пыль аэродрома.

Прости нас, Белорусская земля,
Не мы тебя с Россией разлучили.
Мы как Россию берегли тебя,
И как Россию мы тебя любили.

Стоянки опустевшие грустят,
Так сиротеют дети после боя.
И взлётные огни нас не манят,
И запахи и пыли аэродрома.

Прости нас, Белорусская земля,
Не мы тебя с Россией разлучили.
Мы как Россию берегли тебя,
И как Россию мы тебя любили.

Стал ветераном даже молодой,
Беда, не пожелать такой другому.
Уносим только память мы с собой,
И запахи, и пыль аэродрома.

Прости нас, Белорусская земля,
Не мы тебя с Россией разлучили.
Мы как Россию берегли тебя,
И как Россию мы тебя любили.

И мы уходим гордо, не склонясь,
Гвардейцы слёз на землю не уронят.
Ведь навсегда осталась дружбы связь,
И запахи, и пыль аэродрома.

Прости нас, Белорусская земля,
Не мы тебя с Россией разлучили.
Мы как Россию берегли тебя,
И как Россию мы тебя любили.

И затаилась в сердце нашем боль,
В душе, как поле лётное огромной.
Земля родная стала не родной,
И запахи, и пыль аэродрома.

Прости нас, Белорусская земля,
Не мы тебя с Россией разлучили.
Мы как Россию берегли тебя,

И как Россию мы тебя любили.


Не будет больше бравый рёв турбин,
Не ждут сегодня из полёта дома,
Растает в небе синем взлётный дым
И запахи, и пыль аэродрома.

Прости нас, Белорусская земля,
Не мы тебя с Россией разлучили.
Мы как Россию берегли тебя,
И как Россию мы тебя любили.

Мачулищи. 28 апреля – 9 мая 1994 года.
Боевой листок № 62.  Яценко М.В.

 

Ту-22


Кто в мире сможет повторить,
Такой стремительный разбег?
Глаза успеешь лишь открыть,
А под тобой земли уж нет.


Перед тобою синева,
И ноги выше головы.
И в спину бьют два форсажа,
Ввысь удаляя от земли.

Где в мире сможешь ты найти,
Ещё такую красоту,
Когда кометой пролетит,
В ночи большая птица 'Ту'?


Когда мигание огней,
Соединясь с мерцаньем звёзд,
Руке послушные твоей,
Ведут небесный хоровод.

Как миру можно объяснить:
Судьбой не всякому дано
Землёй и небом сразу жить,
Не отрицая ничего!


Не променять на сотню благ,
То ощущенье высоты.
И небо синее в руках,
И исполнение мечты.

Чем в мире можно заменить
Слиянье самых разных душ,
И неразрывность дружбы нить,
И нежность самых грубых рук?


Когда единый экипаж,
Когда единая судьба,
Объединивший в сердце нас,
Наш самолёт Ту-22!

Мачулищи. Четверг 19 декабря 1991 года.
Яценко М.В.