Капитан,  военный летчик 1 класса, командир отряда

 Это было время больших свершений: полет Гагарина, перекрытие Енисея, освоение первого сверхзвукового тяжелого бомбардировщика.

Перед нами  пример  яркой жизни и смерти на взлете.  

Горе той потери можно почувствовать и сейчас, спустя 57 лет. Достаточно заглянуть в глаза еще живым вдовам, детям и услышать их рассказ.

Александр Краснянский

 Биография

 Родился 27 ноября 1930 г. в д. Калиновка Елховского района Куйбышевской области.

 По разнарядке военкомата поступил в Балашовское  военное училище летчиков, БВАУЛ.

 По окончании училища, в 1951г., Николай Федорович по тогдашней традиции получил направление в ГВФ для стажировки и приобретения налета. Летал в аэропорту Внуково, на самом современном тогда транспортном самолете Ли2. 

 Примечание редактора. Как правило, стажировка длилась не более 1,5 лет, затем летчикам предлагалось вернуться в Дальнюю авиацию или остаться в ГВФ, на выбор.

 Затем был направлен в 290 ОДРАП, гарнизон Зябровка, Гомельского района, БССР.

 Летчик 1 класса, приказ МО СССР от 25.02.1961г.

Один из первых летчиков полка самостоятельно вылетел на Ту22. Штатным штурманом экипажа Вострова был капитан Бугров П.М. , а оператором Бутов Е.А.

В декабре 1955 г. женился на Лось (Лосинской) Галине  Брониславовне.

В октябре 1956 г. родилась дочь, Регина. В 1961 году родилась вторая дочь, Елена.

Погиб 21 июня 1963 г.  при выполнении полета на самолете Ту-22.

Обстоятельства катастрофы

  В летный день 21 июня 1963 г. в плановой таблице полетов на маршрут был запланирован  штатный экипаж капитана Довбиша А.П. (Штурман ст. лт Данилов М.М., Оператор РТСС сержант с/с Прокофьев А.).

Экипаж капитана Вострова был задействован по другому полётному заданию.

На предполётных указаниях обнаружилось отсутствие командира  экипажа Довбиша . Поэтому, командир полка назначил на полётное задание по маршруту (на самолете борт.№ 64)  в качестве командира экипажа капитана Вострова Н.Ф., летчика 1 класса, подготовленного и допущенного для полетов в этих погодных условиях.

 Самолет капитана Вострова разрушился сразу после взлета, в наборе высоты. Весь экипаж погиб. В том числе и штурман Данилов Михаил Михайлович, и оператор РТСС сержант с/с Прокофьев Анатолий.

Предположительной причиной мог стать взрыв кислородных баллонов и последовавший затем взрыв топлива 1-го бака.

 Примечание редактора

Сейчас, спустя 57 лет, мы уже не найдем материалов расследования, чтобы точно расставить события, определить первопричину и сопутствующие нарушения. Точно также, как и спросить А.П. Довбиша о причинах его отсутствия на указаниях.

Он погибнет через 4 года, 05.10.1967, с экипажем капитана Вострова: штурман Бугров, оператор РТСС Бутов.

Оба экипажа погибнут на самолетах с бортовым номером 64.

 Воспоминания дочери Регины

Папа родился 27 ноября 1930 г. в д. Калиновка Елховского района Куйбышевской области.  

Николаем  его назвали в честь деда, так было заведено - первый сын нарекался именем деда.

Его отец - Востров Федор Николаевич в канун войны был председателем колхоза.  Ближе к концу войны его призвали в армию, но по здоровью он не был на передовой. Скорее всего, служил  в медсанбате.  Дошел до Берлина. Вернулся в деревню в конце 1945 года.  

Папа закончил школу – семилетку в 1944 году. После возвращения с войны моего деда, папа уехал в Куйбышев учиться в машиностроительном техникуме. Техникум не закончил, уехал в Балашово (Саратовская обл.) учиться в летное училище гражданской авиации.

Мой дед не одобрил его выбор, ругал его за то, что бросил техникум. Наверное, видел сына земледельцем.  

В 1951 г. мой отец после окончания летного училища работал в Московской области.

 Из старых фото можно сделать вывод, что летал в аэропорту Внуково, скорее всего на транспортных самолетах.  Возможно,  именно тогда он переучился на военного летчика.  Есть фото и надпись, что личность старшего лейтенента Вострова Н.Ф. удостоверяю, а на печати в/ч. 65358. Как мне объяснили, это Учебный полк дальней авиации, в городке Зябровка (рядом с г.Гомель, Белорусская ССР).

В декабре 1955 г. женился на Галине  Брониславовне Лось (Лосинской).  В октябре 1956 г. родилась дочь. Он хотел назвать дочь Машей. Но родные жены приняли решение окрестить дочь в католичестве и назвали Региной. Он узнал и сильно расстроился, ведь он был парторгом в части.  

Но потом любил меня так, как только может любить настоящий отец. 

В 3 года научил меня плавать. Семья тогда отдыхала в его родной деревне Калиновка.    

Он сделал плот и на нем поплыл по реке Кандурче со мной. Потом взял меня под мышки и опустил в воду. Пришлось колотить руками и ногами, чтобы не отстать от плота. И было совсем не страшно, с ним никогда не бывало страшно ! 

Жена кричала с берега. А он смеялся: «Захочет жить, выплывет!».

Он научил меня рисовать, так, чтобы на лепестке цветка была видна блестящая капля росы. Зимой  вместе ходили на каток.  Он показывал, как надо ехать и уезжал по кругу.

А после того, как нападалась много раз, какое счастье было ощутить: «Еду сама, сама!».  

Однажды он растирал меня полотенцем после реки. Полотенце было вафельным и жестким. А у него на реснице капелька воды. Я говорю: «У тебя капелька», а он «Я вижу!».

В Гомельском парке напрокат выдавали железных лошадок с педалями. Это было просто счастье, прокатиться на такой! 

Тогда он стал волшебником! Он из командировки из Москвы привез такую же лошадку мне – лично! 

В 1961 году родилась вторая дочь Елена, моя сестра. Когда выезжали на речку, он обязательно клал в багажник  ночву (ванну для купания), чтобы набрать туда воды и нагреть ее на солнце. Там купали малышку-сестру. 

У него было много друзей.

Лосев Анатолий – муж старшей сестры жены Галины рассказывал, что однажды он провожал Николая на гомельском вокзале в Зябровку. Они зашли в ресторан  (у нас его называли Шпала). Там подгулявшая компания побила посуду. Официантка плакала, говорила, что зарплату отдаст за это. А папа вынул деньги и заплатил за бой.  

У Анатолия Лосева была машина «Победа». Однажды поздно вечером Анатолий вез Востровых в Зябровку.  По дороге папа попросил дать ему руль. «Я самолетом управляю, с  машиной справлюсь! И к тому же знаю короткий путь!».  Он свернул с асфальта, немного проехал, потом удар, перед глазами сетка – потом очень много ухабов и машина выехала на ровную дорогу.  Вдруг – свет прожекторов, рев сирены, со всех сторон бегут военные! Машина оказалась на аэродроме!  Окружили, двери машины открыли… «Да это же Востров!». Потом в гаражах целый день радиатор паяли всей частью. 

Наверное, ему должны были присвоить очередное звание майора в 1963 г. Мама со мной однажды летом пошла в гомельский военторг. Там она купила золотые погоны и сказала: «Пока никому не говори, а то скажут, что мы хвастаемся». Была информация, что даже приказ пришел о повышении в звании. Погоны до сих пор хранятся, без звезд. 

А потом наступило 21 июня 1963 г.

Было лето, очень жаркое,  рано утром низко над деревней Старая Белица летел горящий военный самолет. Он упал в поле. Казалось, последними толчками сердца экипаж отводил неуправляемую машину от крыш домов.  

Это был ТУ-22, сверхзвуковой дальний бомбардировщик, пилотируемый командиром экипажа Востровым Николаем Федоровичем, 33 –летним капитаном ВВС.  Штурманом экипажа был Данилов Михаил Михайлович, а радистом-оператором  Прокофьев Анатолий.

Востров не должен был лететь с данным экипажем и на данной машине, его штурманом был Бугров. Просто Довбиш Анатолий или собирался в отпуск, или просто опоздал на построение. Или что-то случилось другое. Так распорядилась судьба… 

Семья Вострова, жена Галина и две маленькие дочери были в Гомеле, гостили у бабушки. Утром мама пошла в университет, где училась и встретила по дороге знакомого, который сообщил ей, что рано утром люди видели горящий Зябровский самолет над городом. Она знала, что экипаж мужа должен идти в полет, предчувствие беды заставило ее бежать к автобусной остановке у центрального рынка. Из автобуса выходили летчики, она спрашивала, чей экипаж упал? Они говорили, что нет, не Вострова и прятали глаза… 

Возле дома на ул. Белорусская остановилась «Волга», из нее вышел Саша Гатауллин, техник Зябровского полка и попросил бабушку посадить в машину  нас, меня шестилетнюю  и двухлетнюю Леночку.  Он отвез нас в военный городок. На лестнице в подъезде было много людей, дверь квартиры открыта. Мама забрала нас в комнату, посадила рядом с собой, обняла и сказала : «Вот мы и остались втроем». Ей было тогда 30 лет. 

Так началась жизнь БЕЗ НЕГО.  

Потом стало известно, что во время полета взорвалась кислородная станция, и экипаж отвел самолет от города, высоты не хватило для того, чтобы катапультироваться, ведь катапульты срабатывали вниз. 

Во время похорон за экипажем шли люди. Люди знали, что сделали для них летчики. Их похоронили на Новобелицком кладбище. Во время похорон Довбиш плакал и говорил: «Николай, я должен быть на твоем месте».  Экипаж Довбиша разбился в 1967 году, ТУ-22 упал недалеко от Зябровки в лес, срезав сосны. Довбиш сумел понять, отчего происходили аварии, он указал на стабилизатор, который отвечал за управление самолетом. До последнего момента он говорил с «вышкой», потом перед взрывом сказал «Все!». Экипаж Довбиша лежит там же на Новобелицком кладбище недалеко от экипажа Вострова. 

Мама была не очень сильной женщиной, но все же сумела добиться, чтобы вдовы экипажа были переселены из военного городка в один дом в Гомеле. Чиновники железнодорожного райисполкома хотели  расселить семьи в разные концы города. Мама требовала селить вместе.  Жену Прокофьева  - Любу только забрали из роддома, она родила сына, ей требовалась помощь. На ул. Привокзальная сдавался дом №2. В райисполкоме сказали, что дом предназначен для интеллигенции: судей, преподавателей ВУЗов. Галина спросила, к какой категории относятся семьи погибших летчиков? Ей ответили: «К неудачникам!». Квартиры дали и забыли навсегда, и о семьях, и о братской могиле летчиков, спасших город.

Прошли годы.

Однажды, я ехала в Москву, где училась в аспирантуре МИИТа. В купе оказалась бабушка, аккуратную старушка, которая ехала к сыну. В дороге разговорились, бабушка оказалась из деревни Старая Белица. Она вспомнила аварию 1963 года, как над домами летел горящий самолет: «Самолет упал в жито, возле леса. Люди первыми подбежали к этому месту, потом приехали военные и оцепили территорию. Летчиков достали из самолета и положили на траву. Один сильно обгорел (радист Прокофьев). Второй был грузный мужчина (штурман Данилов). А с третьего сняли шлем, а он лежит, как живой, даже часы на руке шли, и ветер светлыми волосами играет… А волосы вот такие, как у тебя…». 

Послесловие

Острое чувство несправедливости молчания сослуживцев и командования длится более полувека. Боль никуда с годами не ушла. Она кричит, просит помощи, пытается достучаться ...

С каждым годом все труднее определить истину и найти живых участников событий...

 Ссылка на фотоархив