Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Здорово, дед!

Здорово, дед! 5 года 3 мес. назад #11

  • admingerman
  • admingerman аватар
  • Вне сайта
  • Администратор
  • Сообщений: 57
  • Спасибо получено: 36
Взлётная полоса, длиной в три с половиной километра и шириной девяносто метров, упиралась своим южным торцом в колхозное поле. Не сразу, естественно. Ещё с километр земли принадлежал военным, потом , забор из колючей проволоки, а за ним уже другой хозяин — председатель колхоза. Полк Дальней авиации летал на тяжёлых ТУ-22. Чтобы не потревожить колхозные грядки при выкатывании (всякое в жизни бывает) самолёта за взлётную полосу, военные на своей территории поставили три ряда стальных цепей и соорудили прочие ловушки для нарушителя аэродромного спокойствия. Бывало, редко, но бывало.
Два ряда цепей ТУ-22 рвал, как нечего делать. Третий ряд цепи, с этой стороны, даже ржаветь стал без работы. А вот с северным торцом было похуже. После удлинения взлётной полосы, в распоряжении военных осталось «жизненного пространства» всего метров 500 — 600. А дальше? А дальше самая обыкновенная деревня домов на 60-70. Притом, деревенская улица, как бы, продолжала взлётную полосу. Нарочно не придумаешь.
С этой стороны тоже три ряда цепей, правда, ловушек поменьше. Но летали и ничего, бог миловал. Авиация, в короткий срок преодолев сверхзвук, не любит и не прощает резких телодвижений.
Алгоритм подготовки техники и лётчиков, расписан в ней до мелочей, ничего лишнего и никакой самодеятельности. Иначе, быть беде. А посему, летать на ТУ-22 приходил командир корабля с ТУ-16. Полковые инструктора с месяц «возили» его на спарке, проверяя и обучая методике вождения сверхзвукового, одноместного (нет правого пилота) ракетоносца. Был переведён в полк с Востока (интересно, как это ему удалось?) командир ТУ-16 капитан Евгений Иванов. Фамилию изменил специально, потому что человек и лётчик уж больно хороший.
Всё по шаблону. Месяц вывозных с инструктором, контрольный полёт и, будьте добры, самостоятельно, уже на боевом и без инструктора. Взлёт и посадка были в сторону деревни. Не знаю, ветер ли попутный, волнение может быть, только колёсами капитан коснулся бетонки где-то посредине взлётной полосы. Не помог ни купол тормозного парашюта, ни аварийные тормоза, разрушившие все восемь покрышек. Самолёт задержала третья стальная цепь. Не дала ему вырваться на свободу. Ну, дальше не интересно, кто служил и служит- знают сей «алгоритм», а кто собирается в авиацию — не хочу расстраивать.
По научному, это мероприятие называется - разбор, толи полётов, толи пилота. В общем, опять на спарку с инструктором. И опять самостоятельно. Руководитель полётов, как школьный учитель ученика, ведёт лётчика на посадке и вновь выкатывается капитан Иванов за полосу. Правда, в этот раз недалеко и порвана только первая цепь. Сплошное недоумение, круглый отличник всяких там подготовок, более тысячи часов налёта, а здесь, как курсант в первом полёте.
Но, ведь старается. И, свято блюдя принцип «не знаешь — научим, не хочешь — заставим», капитан Иванов вновь оказался в кабине спарки с лучшим инструктором подполковником Михаилом Макаровым. Не знаю, на каком языке инструктировал он лётчика в полёте, скорее всего на языке современных школьников, только на лице его не отражались успехи инструктируемого. Завершив третий курс обучения, М.Макаров, задумчиво глядя себе под ноги, сказал командиру полка: «Надо выпускать самостоятельно!».
За этой посадкой капитана Иванова, затаив дыхание, следил весь 121 ТБАП. Курс, глиссада выдержаны на отлично. Но, что это? Коптят двигатели, развивают тягу, а лётчик прижимает самолёт к полосе. Над стоянками разносится рёв динамиков. «Убери газы! Убери газы!, — надрывается руководитель полётов. Куда там, взметнулся вверх купол оборванного тормозного парашюта, громовым раскатом рванули все покрышки. Самолёт, высекая ободами искры из бетона, устремился к цепям заграждения за взлётной полосой.
В этот раз он их одолел легко и вырвался на «оперативный простор». Впереди у него была единственная преграда — покосившийся забор из штакетника, которым сельский житель обозначил свои владения. Руководитель полётов схватился за голову, когда ТУ-22, шлёпая ошмётками резины с колёс по грядкам огорода, изменил вдруг направление и направился к жилому дому. Столб, толи взрыва, толи ещё чего взметнулся около дома.
Но, отсутствие звука озадачило всех нас. Воткнув острый нос в чердачное окно жилого дома, замер на месте самолёт. Его передняя стойка, почти наполовину погрузилась в туалетную яму, вытеснив в окружающее пространство всё её содержимое. На крыльце дома, переминаясь с ноги на ногу, стоял старик и недоумённо смотрел на самолёт.
Открылась форточка, высунулась голова лётчика. «Здорово, дед! Все живы?», — приветствовал капитан Иванов сельского жителя и, получив заверение, что все живы и здоровы, добавил: «За сортир не переживай, новый выстроим!»
Выстроили! И не только туалет, спасший жизнь экипажу и ещё десятку обитателей дома.
Я специально изменил фамилию лётчика, потому что вернувшись на ТУ-16, он прекрасно летал до самой демобилизации. А ТУ-22 ему не пошёл. Очень тесная кабина и, в результате, у человека развилась клаустрофобия.

Автор - Алексей Хромов
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.218 секунд
Работает на Kunena форум